Версия для людей с плохим зрением

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ненецком автономном округе

(81853) 2-12-68, 4-49-89 Записаться на прием

Чайная пауза с деловым оттенком

VNAO«Выбор НАО», выпуск №15 (387) 22 апреля 2016

В минувшую субботу в кафе «Appetite» в Нарьян-Маре после подзатянувшегося перерыва снова прошло деловое чаепитие. Круглый стол без галстуков, но с ароматным чаем и вкусными пирожными – фишка бизнес-омбудсмена Валерия Чупрова. Уже третий год он собирает на чашку душистого напитка предпринимателей, чиновников и журналистов. Тема очередной встречи с лёгким гастрономическим оттенком – итоги обустройства и содержания зимника.

Главней всего – погода

Первым слово берёт Владимир Волков, генеральный директор ООО «Транзит» – фирмы-подрядчика, занимающейся в этом году содержанием зимника. Для «транзитовцев» – это первый подобный опыт.

 – Нынешний зимник короче на 70 километров и удобнее, чем тот, который был раньше и содержался недропользователями. Преимуществ много – меньше машин, его удобнее мониторить, – рассказывает гендиректор «Транзита».

В общем, первый блин, по мнению Волкова, вроде бы не вышел комом. Боевое крещение подрядчик прошёл в первую январскую метель.

 – Две проводки машин не просто, но сделали. Именно в первую метель нам пришлось тяжелее всего. По объективным причинам, – пояснил Волков.

 – Зимник никак не могли «собрать», снега ведь к началу сезона толком ещё не было. Из-за этого и получилась неувязочка, – подхватывает начальник окружного управления дорожной деятельности и транспорта Андрей Стручков.

Ещё одна неувязочка, по словам Волкова, вышла с подъёмом на реке Лая в сторону города.

 – Участок проблемный. Его не успели доделать. Но понимание на будущее есть. Мы вообще все сложные моменты записываем в отдельную тетрадь.

Про установку информационных щитов и столбиков километража подрядчик высказывается сдержанно. Мол, лучше бы занялись отсыпной дорогой от Факела до зимника, а то «все знаки ржавые».

 – Надо искать золотую середину: обеспечить людям проезд по зимнику и безопасность, – подвёл общий знаменатель окружной депутат Виктор Кмить. – Ко мне в январе на приём пришли две женщины. Пробивались по зимнику через метель. Жаловались на дорогу. Рассчитывали, что пока приедут, всё расчистят. Увы... Многие надеются на авось, вдруг проскочат, но природу не обманешь. Застрять можно накрепко. Я сам по неопытности был заложником такой ситуации. Доехал до Усинска, и тепло настало. Двое суток в городе просидел, ждал морозов.

 – Люди порой выезжают на зимник на «легковушках», которые по городу-то с трудом ползают, – продолжает Волков.

 – У некоторых даже буксировочного троса нет, – добавляет Андрей Стручков.

 – Многие автолюбители просто не знают про технологический процесс подготовки зимника. Как только метель, сразу требуют от нас всё расчистить, но такого понятия, как «расчистка трассы» не существует. Есть «разглаживание», потом сутки зимник должен стоять, и только затем проливается, – рассказывает технические подробности гендиректор компании-подрядчика и добавляет. – А ещё сотрудники МЧС вынуждены вызволять таких горе-водителей за счёт бюджета. В интернете есть множество программ по метеосводкам. Подготовьтесь, прежде чем выезжать на зимник, подумайте несколько раз — стоит ли именно сейчас.

Дорога вне закона?

В какой-то момент беседа перешла в законодательное русло. Иногда дискуссия становилась горячей, как чай, который пили участники разговора. Тон новому обсуждению задал заместитель начальника окружной ГИБДД Александр Павлинов.

 – У недропользователей, которые раньше содержали зимник, была гораздо лучше проработана нормативно-правовая база, – рассуждает Павлинов. – К примеру, у нас нет сроков по уборке перемётов на дорогах, нет контролирующего органа, который бы следил за тем, как устраняют недостатки на зимнике. Регламент носит рекомендательный характер. Тут много неясностей. Например, прошла метель, зимник перекрыли, и неясно, когда его можно официально открывать после непогоды.

 – А по какой дороге вообще есть такая нормативно-правовая база? Её не существует в природе! – восклицает руководитель окружной дирекции транспорта и дорожного хозяйства Александр Каспаров.

 – И как мы тогда ездим по ней? – разводит руками Павлинов.

 – Дорогу строили по ГОСТу 80-х годов, с тех пор нагрузки на неё возросли кратно. Вот так и ездим, – продолжает Каспаров.

 – Я и имею в виду, что есть проблемные вопросы, их надо решать, – обобщает замначальника ГИБДД.

 – Это уже надо решать на уровне Государственной Думы, – считает директор дирекции транспорта и дорожного хозяйства.

 – Можно и на местном, – парирует Павлинов. – Разработать официальный документ по зимней автодороге и назначить контролирующее лицо.

 – Вы больше десяти лет инспектируете зимник, а почему раньше не ставили вопрос о том, чтобы дорогу оформили, так сказать, законодательно? – обращается к Павлинову депутат Виктор Кмить.

 – Раньше зимник содержали неф-тяники, у них в плане документации всё было строго. Мы знали к кому обратиться, если возникали проблемы по дороге. Сегодня – не знаем, – сетует инспектор.

Зимник, по общему мнению участников делового чаепития, этакий законодательный фантом. Все прекрасно знают о зимней автодороге и по ней ездят, а на бумаге её вроде как и не существует. Слово «зимник» мелькает в федеральном законодательстве где-то в сносках между мостами и эстакадами.

 – Мы хорошо знаем, что такое зимник, но закрепить это понятие юридически пытаемся только сейчас, – поясняет Виктор Кмить. – В окружном законодательстве недавно появилось чёткое понятие зимника как искусственного дорожного сооружения. Вполне возможно, что будем выходить с предложениями и на федеральный уровень. Понятно, что законотворческий процесс потребует времени, и едва ли такой закон будет разработан к открытию следующего зимника. За основу, возможно, придётся взять тот самый регламент, которым пользовались нефтяники.

Легализации подлежит

Неясности со статусом зимника порождают немало неудобств. Инспектор Павлинов рассказывает о двух ДТП. Виновники аварии перевозили негабаритные грузы, но при проверке выяснилось, что заезжать с ними на зимник они не имели права.

 – Я уж молчу про «тяжеловесов», которые разбивают дорогу и гробят работу подрядчика, – итожит Александр Павлинов.

Бизнес-омбудсмен Валерий Чупров поднимает тему платы за проезд таких «тяжеловесов».

 – Но как брать деньги, если дорога не легализована? – задаёт справедливый вопрос Андрей Стручков.

Виктор Кмить в свою очередь интересуется, выражаясь спортивным языком, насколько тяжёлая весовая категория допустима у транспорта на зимнике. По словам Стручкова, на мостах, которые встречаются на зимней автодороге, существует ограничение в 30 тонн на ось. Соответственно, такое же табу для «тяжеловесов» будет действовать и на зимнике.

 – Сейчас категории транспорта сменились. Ездят в основном магистральные машины. В законе сложно прописать, для каких автомобилей предназначен зимник, – продолжает Владимир Волков.

Чайная дискуссия в конечном счёте свелась к простой истине: запретить нельзя, только рекомендовать. Почти все вопросы по зимнику – вне жёсткого правового поля. Ясно одно – метели и оттепели законам не подчиняются, и автовладельцы зачастую должны руководствоваться не документами, а простым жизненным правилом: прежде, чем отправиться в чреватый сложностями путь, семь раз подумай.

Алексей ВОЛКОВ

Баннер 1 Баннер 2 Баннер 3 Баннер 4