Версия для людей с плохим зрением

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ненецком автономном округе

(81853) 2-12-68, 4-49-89 Записаться на прием

Омбудсмен защитит бизнесмена

Хотя на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ненецком округе Валерий Чупров был назначен всего три месяца назад, данная сфера деятельности для него не нова. Ведь на протяжении многих лет он занимался юридическим сопровождением бизнес-деятельности, включая экономические споры в суде.

Сегодня мы попросили рассказать Валерия Юрьевича о первых шагах в новой должности и направлениях деятельности недавно созданной государственной структуры в регионе:

– Пока говорить о каких-то итогах или результатах просто невозможно. Ни одна система так быстро не кристаллизуется. Конечно, хотелось, чтобы становление нашего института в целом по России и в ее субъектах двигалось быстрее. Если помните, начало развитию структуры уполномоченных по правам человека было положено в 1997 году. И только спустя много лет федеральный центр понял, что один человек, сидящий в Москве, не в состоянии услышать все мольбы о помощи из субъектов и в них разобраться. Десять лет создавалась единая система, призванная защитить дарованные Конституцией права.

Поэтому в нашем случае сразу была осознанно предложена модель: федеральный уполномоченный – региональные уполномоченные, причем функционирующие на единой основе и на одних принципах. Это позволяет нашему институту развиваться быстрее и динамичнее, поскольку во многих субъектах почти одновременно с федеральным законом об уполномоченном по защите прав предпринимателей принимались и региональные нормативные акты.

– Валерий Юрьевич, в вышеупомянутом законе говорится о защите прав и интересов предпринимателей. О чем конкретно идет речь и какие права требуют первоочередной защиты?

– Здесь речь идет о конкретном нарушении прав любого предпринимателя в России, которое произошло в сфере его предпринимательской деятельности. Наиболее болезненные для предпринимательского сообщества проблемы – это случаи незаконного уголовного преследования. Они сегодня встречаются пока довольно часто. В целом по России 25-30 процентов от общего числа обращений касаются именно несправедливого уголовного преследования. То есть где-то пытаются «отжать» бизнес, либо вымогают деньги у предпринимателей, шантажируя их. Случается, что идет уголовный прессинг, инициированный конкурентами по бизнесу. Причем делают это не ребята из лихих 90-х, а, так скажем, парни в фуражках. У нас, к счастью, специфика региона такова, что на сегодня не было ни одного обращения, связанного с необоснованным уголовным преследованием. Возможно, довлеет тут и фактор небольшой территории. Ведь в таком небольшом субъекте очень сложно решиться на открытую войну.

Сегодня создание благополучного инвестиционного климата находится в центре государственной политики России. Владимир Путин поставил задачу войти в топ-20 рейтинга Всемирного банка Doing Business. И если ничего не менять с точки зрения защищенности и привлекательности бизнеса в России, то добиться этого будет практически невозможно. Деятельность института бизнес-омбудсмена в стране направлена, прежде всего, на обеспечение безопасности и комфортности ведения бизнеса.

– Выходит, что появление институтов уполномоченных в любой сфере связано с тем, что существующие в стране органы государства не справляются со своими задачами, и создание структуры по защите прав предпринимателей вызвано необходимостью?

– Любой омбудсмен всегда появляется там, где государство фактически признает, что государственная машина свою функцию выполняет плохо. По отношению, предположим, к детям, или к бизнесу, как в данном случае... Несмотря на работу различных министерств и ведомств, на различные уровни государственного регулирования бизнеса, государство начинает это признавать и решает проблему тем или иным способом. Здесь наступает некий предел, когда подобное состояние дел плохо влияет на экономику страны, на инвестиционную привлекательность. Иными словами, есть ошибки, которые государство признает как системные. Создание нашего института, действительно, связано с тем, что предпринимательское сообщество стало в последние годы подвергаться излишнему административному давлению. Конфликт между чиновниками и теми, кто самостоятельно зарабатывает деньги, всегда был и будет. Он появился вместе с государством. Сегодня, когда уровень этого противостояния начинает зашкаливать, появление нашего института просто необходимо. Более того, это твердое и принципиальное решение президента России означает одно: уровень некомпетентности, чванства и корысти со стороны чиновников по отношению к бизнесу просто превратился в один из серьезнейших вызовов для страны...

– Много ли полномочий у бизнес-омбудсмена?

– Согласно закону, уполномоченный рассматривает обращения предпринимателей по вопросам, связанным с нарушением их прав и законных интересов – для этого есть специальный инструментарий. Уполномоченный может направлять в органы свое заключение с указанием тех мер, которые должны восстановить права и интересы предпринимателя. Также может обратиться с иском в суд по этим вопросам. Из предыдущего ответа понятно – мы разбираем только конфликт предпринимателя и государства. Обиды, например, на банк – кредит не дают, хоть и имеют экономическую природу, не связаны с участием государства. Закон запрещает омбудсмену участвовать в спорах между предпринимателями, но если в конфликте между одним и другим замешан чиновник, тогда наше разбирательство возможно. Кстати, уполномоченный в субъекте работает с обращениями только тех предпринимателей, которые зарегистрированы на его территории. В общем, у каждого регионального омбудсмена своя зона ответственности.

К сожалению, сегодня не все пока понимают, в чем суть работы уполномоченного. Часто приходится пояснять, что омбудсмен не является представителем бизнеса, не возглавляет некий профсоюз предпринимателей. У них есть свои организации, свои объединения, они выбирают себе лидеров и организаторов. Бизнес-омбудсмены – лица, замещающие государственные должности, а не решающие какие-то бизнес-задачи со своими коммерческими партнерами. Закон принимался летом, разумеется, его практически никто не читал. А между тем, многим не помешало бы его прочесть, причем не только людям из бизнес-сообщества, но и чиновникам...

За время работы в должности мною был подписан ряд соглашений. С прокуратурой округа, с некоторыми федеральными структурами на территории НАО. Последнее – с Арбитражным судом Архангельской области. Это очень серьезный документ, касающийся взаимодействия. Здесь особый интерес представляет не только статистика и анализ экономических споров с участием нашего бизнеса, но и содействие в процедуре медиации. Есть такой федеральный закон, позволяющий гражданам разрешать споры, не посещая судебные инстанции. То есть примирить стороны можно с помощью переговоров и без госпошлин. При некоторых арбитражных судах уже функционируют специальные комнаты медиации, где работают аккредитованные специалисты.

– Интересно, за время вашей работы много ли предпринимателей уже обратилось за помощью в борьбе с произволом?

– Произвол – понятие оценочное и термин, скорее, журналистский, а не юридический. Мы контролируем, соблюден ли закон в конкретном случае, попутно выявляя и излишние барьеры для бизнеса в самом законодательстве. Такие обращения есть и не быть их не может. Иногда, конечно, поступают жалобы, которые после проверки оказываются необоснованными. Но негативные тенденции есть во всем экономическом пространстве России, и округ здесь не исключение. Давать развернутую оценку сегодня нельзя, времени прошло немного. Всякий уполномоченный в силу ментальности региона может по-разному строить работу. Моя позиция такова: округ у нас небольшой, и все, что касается работы по конкретному обращению, должно быть конфиденциальным. Огласка может быть только в том случае, если каким-то другим способом нельзя будет воздействовать на ситуацию. Но это не значит, что вся информация будет закрытой. У нас предусмотрен и будет работать сайт уполномоченного, где будет размещаться все необходимое.

Безусловно, руководителям органов власти региона, лично губернатору хочется выразить признательность, они верно поняли сущность института и, несмотря на определенные дискуссии, приняли решение о введении должности окружного бизнес-омбудсмена. Далеко не все измеряется лишь количественными показателями, численностью или собираемыми налогами. Даже наоборот, территория со сложными, угнетенными начальными условиями для бизнеса, сравнительно небольшая доля в экономике региона – эти факторы требуют более вдумчивого сопровождения, а если и вмешательства, то почти хирургического, именно в небольших субъектах Федерации. Ведь одним или двумя неверными решениями властей можно погубить какой-то сегмент или весь частный бизнес. Далеко ходить не надо: пару лет назад в Нарьян-Маре с рынка услуг исчезли частные пассажирские перевозки. Не все для меня очевидно и с шумной борьбой, развернувшейся против интернет-кафе. От того, что в местных новостях нам часто говорят об очередном закрытом «игровом клубе», мы не станем Лас-Вегасом, а интернет-кафе не превратится в игорный бизнес. Печальная участь в ближайшем будущем, вероятно, ожидает и нестационарную торговлю, поскольку к этому есть все предпосылки. Город, к сожалению, не найдя за полтора года адекватного (как для предпринимателей, так и с точки зрения закона) регулирования данной сферы торговли, крайними сделает ларечников и их покупателей.

Что касается количества обращений, их в течение этих месяцев поступило от предпринимателей более сорока. Но это только те, которые были учтены и регистрировались. Иногда люди жаловались не на действия или бездействие органов власти, а на руководителей учреждений, физических лиц... Такие жалобы мы не рассматриваем, они считаются недопустимыми, и гражданин получает соответствующий ответ.

При поступлении обращения уполномоченный в течение 10 дней должен провести первичную юридическую экспертизу. Еще три дня дается на то, чтобы ответить предпринимателю. Дальше с периодичностью не реже одного раза в два месяца уполномоченный должен информировать заявителя, как движется его дело. Это и понятно, ведь разбирательство может быть длительным. Иногда человек получает какие-то разъяснения на первичном приеме, когда вопрос не вызывает сложностей и очевиден.

В целом, свои задачи региональный уполномоченный реализует через функции, которых более тридцати, у меня нет возможности рассказывать обо всех подробно.

Сейчас идет начальная работа по отлаживанию взаимодействия, она, действительно, крайне важна, и от того, как она будет выстроена, зависит эффективность решения поставленных задач в сфере защиты прав и интересов предпринимателей в будущем. Я имею в виду взаимодействие как на уровне округа, так и с федеральным уполномоченным. Сегодня есть небольшая заминка с формированием аппарата уполномоченного в НАО, но это болезни роста, на мой взгляд.

Для тех, у кого могут возникнуть вопросы к уполномоченному по защите прав предпринимателей НАО, сообщаем его нынешний адрес: г. Нарьян-Мар, ул. Победы, д. 4, телефон 2-12-68.

Светлана Кураева

Газета «Няръяна вындер», выпуск № 143 (20055) от 21 декабря 2013 г.

Баннер 1 Баннер 2 Баннер 3 Баннер 4